• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 2q69 (список заголовков)
18:28 

-204-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Знакомьтесь, это актер Кан Сон Хо (강성호 ), прообраз моего Джеймса Тхэ Чжун Ки — доктора медицины, лауреата Нобелевской премии, открытого гея и обладателя синдрома Аспергера. Его же морда лица стоит у меня на аватарке, если вы заметили. В общем, презентую.



Чтобы проникнуться:

— Пойдем, тебе надо учиться.
— Но господин Джеймс, как же мой младший брат?
— Ему не надо учиться, он глупый.

— Джеймс, ты все не так понял.
— Я всё понял так.

— Джеймс, ты пьян, пошли домой.
— Тстань, я дктр мдцны.

Мне нужно создать для него паблик — «Типичный Аспергер».
Надеюсь, товарищ Кан Сон Хо никогда об этом не узнает.
:eyebrow:

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

00:33 

-200-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
アキラ • Akira

Встречайте во всей красе! Царь и бох моей саги, Акира.
Тот самый Акира, который прекрасен как 夜明け рассвет
и чье имя настолько божественно и пиздато, что вместо иероглифа пишется катаканой.




Полноразмерный

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

18:08 

-195-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Должен сообщить, что я не умер. Просто устроился на ночную работу, да еще и Нихонго Норёку на носу, а у меня конь не валялся. В итоге только и делаю, что занимаюсь круглые сутки — и по японскому, и по работе (да, там от меня тоже требуются мозги). Еще месяц такого режима, и всё, я — всё.

К слову у меня тут завис недорисованный Акира, который одет пока что в одни лишь сунэатэ и татэагэ типа кикко. Молодец пасан, к успеху идет. А лицо... лицо идеально. Это именно тот Акира, которого я всегда представлял. И дело не в глазах/пропорциях/выражении, а в этих вот мускулах возле губ и прочей характерной для него мелочи. Семь лет не мог его сделать, а тут взял и сделал за семь минут. ПЕРФЕКШН.



(+1)

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

12:22 

-190-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
厳平 • Gembei



Знакомьтесь, это Гэмбей. Агроном сын Агронома. Сын буракумина и обычной во всех отношениях женщины. Поскольку бураку — самая дискриминируемая часть японского населения (после корейцев, женщин и прочих белых людей), то с этим Гэмбеем срать никто в одном поле не сядет. Особенно самураи. Вся его жизнь заключается в честном, страстном и доблестном подтирании высококачественного самурайского дерьма.
Характер у него сложный. Он тот самый парень, который лишен чувства юмора, и по возможности призывает окружающих его людей «вести себя достойно». От него только и слышно «господин такой-то, держите себя в руках», «господин такой-то, ведите себя подобающе». Ко всему прочему он воспитывался в одной из самых суровых подпольных фехтовальных школ в качестве мальчика для битья. Гэмбеем больше, гэмбеем меньше... Еще он нуб, тяпка-фейс, трезвенник, 37-летний девственник и фаворит самого сёгуна (после того, как проявил доблесть и мужество в условиях реального боя и оказался в общем-то неплохим парнем). Его имя состоит из иероглифов «строгий» и «мир», но это такая же мелочь как и классический изгиб его удлиненного, откровенно старомодного меча с очень скромной сборкой (никаких мэнуки) и не в пример опрятной рукояти его короткого меча, который, как это очевидно, был взят совсем из другого комплекта. Просто нельзя... *лицо Баралгина* нельзя вот так просто взять и НЕ прорисовать катану. Нельзя.

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

18:14 

-178-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Это, вы не поверите, Капитан Ричард «Ред Кроу» Хантер.
Помимо того, что он прямой потомок индейцев кроу со смешными птичками на головах, так он еще и капитан II ранга Королевского Британского флота в моей вымышленной вселенной в, приблизительно, 2069 году. Конечно же это не значит, что Британия будущего будет кишеть коренными американцами как ныне — неграми или арабами. Просто Ред Кроу однажды увидел Море и полюбил его. Как, собственно говоря, мой дядя, с которым приключилась такая же точно история (с той лишь разницей, что флот — отечественный, Балтийский, звание — капитан I ранга, а параходофрегат с полным парусным вооружением, увиденный им однажды в лучах поистине пасторального морского заката и вдохновивший его впоследствии на карьерные подвиги, стоял на приколе вовсе не у берегов Нового Света, а, если мне не изменяет память, в доках нашего города-героя Одессы).

Лирическое отступление закончилось :gigi:
Прошу любить и жаловать Капитана Шамана Рэд Кроу, который вскорости, как это водится у моих работ, станет беспрецедентно огромной (на моей практике) татуировкой.



Ссылка на большую картинку

И я не мог не впихнуть сюда эту музыку :3

Пользуясь случаем, объявляю тред шаманской музыки!
Делитесь, кому не жалко.))

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

01:14 

-158-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Акиррра!
Ну это батя той девки того пасана, что постом ниже.


@темы: Саймэй рисует, 2Q69

03:48 

-157-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Нет времени объяснять! Это Томоэ.



Твою ж налево... четыре утра :facepalm:

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

15:44 

-136-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Акирааа!


@темы: Саймэй рисует, 2Q69

21:11 

-100-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Джуд Лоу в роли Кристиана (запись 95).
В роли альта — моя старая чешская скрипка.
Как говорится, сам себе не попозируешь — никто не попозирует.
iago.rotten, спасибо за помощь.))



+++

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

02:19 

-97-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
11:06 

-95-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
1


Доктора звали Тхэ Чжун Ки. Он обладал приятной поэтической улыбкой, столь не свойственной людям его профессии, и вызывал необъяснимое доверие с первой же минуты знакомства. Движения его были мягкими и осторожными, английский был прост и безукоризненно точен, в то время как общий рисунок речи напоминал абстрактное извинение — за причиненное неудобство, за его здесь присутствие и, как мне казалось, за все изъяны божественного мироздания.
— Вынужден Вас побеспокоить, — произносил он всякий раз вместо дежурного, обыденного приветствия. Впрочем, и этот его визит не стал для меня исключением.
— Профессор Ши попросил передать, что график остался прежним, — застыв в дверях, он бросил взволнованный, робкий взгляд на мою сорочку, и так же тихо продолжил, — Оборудование установлено, материалы доставлены точно в срок. Мистер МакКуин оказал нам большую услугу.
— Да, это так на него похоже.
Доктор Тхэ замялся, услышав мое замечание.
— Ничего, ничего, продолжайте, — я рассеянно потер виски, напустив на себя вид усталый и изнуренный. Услуга ли, кара божья — когда дело касалось Семьи, мистер МакКуин ни в чем себе не отказывал.
— Все состоится, как и было оговорено... Вы хорошо себя чувствуете? Обезболивающее принимали?
— Четвертый день обхожусь без него. Совсем ничего не чувствую. Либо так надо, либо все хуже, чем я мог предположить.
— Все превосходно, — уверил меня доктор Тхэ. Он подошел к моей кровати, участливо наклонившись, — Двадцать три с половиной недели. Изумительный результат! Позвольте, я осмотрю, если Вы не против.
— Конечно нет. Делайте все, что считаете нужным.
Я отвернулся, чтобы не видеть происходящего. Вид крови обычно меня ввергал в состояние шока; все синяки и ссадины, полученные за жизнь, я мог по пальцам пересчитать, и потому свое нынешнее состояние я понимал как чудовищную катастрофу. Я с успехом терял сознание первые восемь раз, что меня перевязывали; три раза меня тошнило; однажды я выкурил смесь из мерзейшего табака и местного опия, после чего отключился на пару суток — это случилось незадолго до того, как меня поместили в клинику. В конечном итоге я приноровился ко всем болезненным процедурам, которым меня подвергал заботливый доктор Тхэ, и только «металлические» запахи по-прежнему вызывали у меня слабость и подступающую волнами рвоту. Не провалиться в забытье мне помогала стальная воля и божие милосердие — но, главным образом, все же последнее.
— Ткани прекрасно прижились, у Вас нет ни малейшей причины для беспокойства. Есть все основания полагать, что предстоящая операция пройдет успешно.
Он ободряюще коснулся меня чуть выше колена, но я почувствовал лишь тяжесть его руки. Ни тепла, ни боли я ощутить не смог из-за побочного действия принятых мной препаратов.
— Пожалуйста, не волнуйтесь.
Я слабо кивнул в ответ, будучи не в состоянии облечь в слова все свои сомнения, надежды и снедавшую меня тревогу. За минувшие пять с половиной месяцев я пережил столько боли, физической и душевной, столько тяжелых, длительных приступов глубокого отчаяния, что силы мои иссякли и воля к жизни истончилась, подобно рисовому листу. Нет числа тем мучительным вечерам, в которые я был охвачен, точно огнем, губительным малодушием. Я собирался покончить со всем этим раз и навсегда, мой путь мне виделся бессмысленным и бескрайним. Казалось, дорога вела меня в пустоту, и звезды погасли на небосклоне; я искал, но не мог найти ни единой причины проснуться, прожить новый день в череде все таких же исполненных болью дней. Мне было стыдно перед Семьей, перед матерью, я обещал оставаться с ней, и доктор Тхэ наблюдал наши с ней беседы, во время которых она непрерывно курила. Я курил вместе с ней, и Чжун Ки закрывал глаза на эту мою пагубную привычку. Он позволял мне намного больше, чем может позволить своему пациенту добросовестный лечащий врач, потому как, мне кажется, он понимал всю тяжесть моего психического состояния. Он был невольным свидетелем тех перемен, которым я подвергался. Вместе со мной он пережил мои вспышки гнева и раздражительность, мои позорные истерики и метания. Видя меня апатичным и слабым, он продолжал ободрять меня и поддерживать. Надо отдать ему должное, он никогда не выказывал жалость. Возможно, врачебная практика закалила его характер и приучила к подобного рода случаям, но его возраст никоим образом не вязался с этим моим поверхностным, спешным суждением. Как выяснилось, он был всего шестью годами старше меня, и потому я склонен считать его проницательность и тактичность врожденными, но никак не приобретенными, качествами. В конце концов не каждый доктор даст выхлестать пинту отменнейшего Rémy Martin своему пациенту, дабы отвлечь его от мыслей о падении вниз, в стеклянную шахту атриума.
— Скоро все кончится, Кристиан. Остался последний шаг.
— Вернее будет назвать его первым, — я бросил взгляд на приготовленное мне кресло и вымученно улыбнулся.








 

@темы: Саймэй пишет, 2Q69

18:02 

-94-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
00:00 

-93-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
アキラ




Akira


Рисунок был создан в рамках конкурса «Draw this again».
В качестве «this» я выбрал свой шедевр четырехлетней давности.

Честно признать, я до сих пор не понимаю, почему этот парень связан.
Четыре года назад я не умел рисовать кисти рук, и потому придумал позу с убранными за спину руками.
Чтобы хоть как-то оправдать эту позу, я придумал песий ошейник и ремни, а в оправдание ремней
я нанес парню пряничные порезы офисным степлером на плечо. По просьбе знакомой, зашедшей на огонек.
В итоге этот мой унтерменш недо-азиат попался мне под руку пару недель назад. И пошел на конкурс.
Единственное, что меня радует в нынешней версии этого персонажа, так это явное обещание выдавить глаз через жопу
сломанной ногой бессовестного обидчика. Причем без рук. Одним взглядом. Как в старых боевиках.

+++

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

16:59 

-89-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Койотики. Жать на картинку.


@темы: Саймэй рисует, 2Q69

02:32 

-74-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Акира Рюуичи. Моя нежно любимая скотина.
Наконец-то, блять, вышел нормальным японцем.


@темы: Саймэй рисует, 2Q69

15:11 

-62-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Говорят, что солдат слеп на войне. Он не ведает времени, не знает, как скоро начнется бой, не видит, где затаился его враг, и не всегда успевает заметить приближение смерти. Это на храмовых фресках Георгий Победоносец пронзает змия своим копьем, и кровь во все стороны хлещет, как соки из спелого плода. А на войне крови не видно. Человек бежит, бежит к тебе на встречу и в какое-то мгновение падает наземь, лицом вниз, не поднимаясь больше. Только слышится эхо выстрела.

@темы: 2Q69, летчик пишет

22:32 

-54-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。


Первый рисунок «для себя» и «из головы» за минувший год.
«Мысль цвета фуксии, прорастающая сквозь Койота» — именно так я его назову.
Теперь можно гордо встать в позу творца и ничего не делать.


Listen or download Dead Can Dance Ocean for free on Prostopleer

@темы: Саймэй рисует, 2Q69

00:57 

-02-

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
— Хлеб, Джэк!
Басманов мерил яростными шагами тесное пространство кухни, время от времени сшибая тростью легковесный пластиковый стул. Его растопыренная пятерня обхватывала буханку — продолговатую, точно строительный кирпич, ничем не пахнувшую и серую.
— Этот хлеб! — повторил он перед лицом возникшего в дверном проеме Джека. — Он свежий!
— Да, — аккуратно ответил тот. Его губы дрогнули и застыли на полпути между участливой улыбкой и ничего не выражающим прямым штрихом.
— Све-жий! — Басманов дважды тряхнул буханкой в воздухе. — Уже восемь суток прошло, а он по-прежнему... блядь, как же ее, — сбившись на русский, он перебирал в уме известные ему слова, — плесень, плесень! Восьмые сутки — а он не портится!
— Да. Так и есть, — покорно согласился Джек, не видя смысла спорить с очевидным фактом. Басманов громко вздохнул.

За окнами распогодилось. После метели, разыгравшейся накануне, — мягкой и безобидной, — улицы города все еще были скрыты под слоем снега; автобусы не ходили, учебные заведения не работали, частные магазины простаивали, офисные служащие взяли себе вынужденный отгул. Не двигались с места даже поезда метро — и это в Нью-Йорке, в самом центре цивилизованного мира! — тогда как русские, вроде Василия Генриховича Басманова, нервно следили за происходящим и не верили своим глазам.

Пресвятые угодники... да что он там! — Басманов выглянул во двор, ища источник механического шума. — Он уже третий раз ее заводит. Снега — по щиколотку. Месяц — март. Не делай вид, будто ты застрял со своими оленями в Когалыме!
Хлопнув буханкой по столу, он перевел на нее взгляд и быстро отдернул руку.
Да что же..! Джэк, это — не нормально. Этот хлеб не портится восемь дней. И стоит он столько, словно мука из золота. Или из нефти. Да и на вкус он как из нефти — разве не замечаешь? Ох...
Василий Генрихович вновь ударил тростью по ножке кухонного стула. Его спонтанные перемещения, как и словесные эскапады, были сравнительно безвредными, хоть и несли оттенок некоего бунтарства. В такие минуты он, казалось, выступал против всего на свете; протестовал стихийно. Любая мелочь была способна вывести его из себя.
— Подумать только, «штормовое предупреждение». Да я в Мурманске загорал в такую погоду! В Москве пускают по дорогам целый парад катков... блядь, этих, для уборки снега. Ты просыпаешься в шесть утра — и идешь садишься в автобус. В поезд. Во что угодно. Здесь — «штормовое предупреждение»! — он закатил глаза. — День после метели — вот настоящее «предупреждение»! Я не могу дойти до магазина и купить еды. Потому что все закрыто! А что было вчера? Очереди в супермаркетах! Нет, серьезно? Вы правда думаете, что наступает ядерная зима? В марте! В ма-арте!.. Вам по телевизору так сказали? Половину каналов проплачивают консерваторы. Другую половину — либералы. И все они друг другу противоречат. У этих в Сирии воюют, у тех — оказывают «гуманитарную помощь». Куда смотреть? У вас вообще бывает нормальное телевидение? Десять процентов правды, все остальное — дерьмо, дерьмо и еще раз дерьмо. Это научная фантастика, а не новости. Информационная выгребная яма. Нормально так жить?.. И ваши чертовы больницы, где оборудуют целые корпуса специально для жиробасов. Они же размером с маленького кита! Почему вы их лечите? Пускай дохнут. Пускай чертовы ниггеры вкалывают на работе, вместо того чтобы жить на пособие. Поколениями, Джек! Целыми поколениями! Они покупают себе чертовы айфоны, почти как русские — вместо того чтобы платить за медицину, они покупают себе чертовы айфоны. Попробуй им это запретить! Попробуй вообще хоть кому-нибудь что-нибудь здесь запретить! Что мне сказал тот ниггер в супермаркете? Не для того наши отцы основатели... — Басманов резко повысил голос, — Ваши отцы основатели? Ваши отцы основатели мечтали построить светское государство руками бесчисленных блядских ниггеров — и на костях таких же блядских ниггеров, как и ты сам. Гребаная Америка!.. Здесь никому ничего нельзя запрещать. Водить машину престарелому ослепшему бронтозавру, или обжираться бургерами сердечнику-жиробасу, или жрать сладкое диабетику, или мамаше-ниггерше с тринадцатью детьми заводить четырнадцатого... Жирный — уже не жирный, а изысканно красивый. Дебил — альтернативно одаренный. Беженцы из арабского мира — слезы мультикультурной радости!.. Здесь ни над чем нельзя смеяться, а все шутки — только про женщин. «Экологически чистые» продукты на специальных полках... Джэк, я решительно схожу с ума! Я начинаю думать, может и вправду эти ниггеры испытывают нужду? Может и вправду престарелым людям надо водить машину, чтобы... чтобы, я не знаю, не чувствовать себя такими... престарелыми? Может есть что-то, чего я не понимаю, а, Джэк? И почему бананы портятся за один вечер, стоя при этом целых шестьсот рублей! Нет, это безумие!..

Он грузно опустился на стул. Выдвинув из-за стола второй, Карвер присел напротив и равнодушно повертел в руке непортящийся хлеб.
— Здесь все по-другому, Джэк. Абсолютно все. Но ты-то... — выдохнул Басманов со смесью горечи и надежды. Повисла пауза.
— Пожалуй, хлеб и правда весьма...
Дерьмовый, — проговорил по-русски Василий Генрихович.
Дерьмовый, — воспроизвел Карвер с округлым английским «р». — В пекарне на Конюшенном был отличный.
— А я о чем! — Василий Генрихович хлопнул его по длиннопалой высушенной ладони. — И мандарины — ящиками жри! И сыр — нормальный российский сыр... а не это блядство.
— Пельмени.
— Точно, пельмени, — он развернулся боком и вальяжно устроил локоть на спинке стула, — санкт-петербургские пельмени, Джэк... И дождь на Лиговке. Исаакий. Марииненка.
— Вся твоя музыка.
— Вся моя музыка... — Басманов поднял глаза на Джека, не поворачивая лица. — Сукин ты сын.
Беззлобно бросил он, точно серебряную монету. Карвер взглянул на него в ответ и коротко усмехнулся.

@темы: 2Q69

17:20 

lock Доступ к записи ограничен

この何でも屋の彩明が教えてやるぜ。
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

О живописи, о японском, etc.

главная